Протоиерей Димитрий Смирнов: «Ну, а что они хотят? Убить человека и чтобы с рук сошло?!»

Статьи

Протоиерей Димитрий Смирнов: «Ну, а что они хотят? Убить человека и чтобы с рук сошло?!»

Протоиерей Димитрий СмирновГлава Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов в эфире радио «Радонеж» заявил, что ни одна женщина, совершившая аборт до конца своих дней не сможет избавиться от неизбывной печали и мук совести за это страшное преступление, если не принесёт пред Богом истинное покаяние. Ниже мы приводит диалог отца Дмитрия по этому поводу с ведущим отцом Александром Березовским.

— Можно ли молиться о даровании дитя, раскаявшись в абортах, чтобы как бы реабилитироваться за эти аборты?

— За аборт нельзя реабилитироваться. Можно реабилитироваться только за воровство, а за убийство как ты реабилитируешься?

— Ну, может быть, взять чужого ребёнка и воспитать, как своего?

— Ну и что? А если 10 возьмёшь? Тот-то убит? Если я возьму «Данаю» Рембрандта, изрежу её на куски и оболью кислотой, а потом, в виде компенсации, напишу акварелью пейзаж. «Данаи"-то нет, ты её уничтожил…

— То есть тот шедевр, дарованный тебе Богом, ты убил, и он невозвратим?

— Никак. С этим придётся жить, смиряться и всё время просить прощенье.

— Ну, вот одна женщина как раз пишет, что после совершенного аборта, до глубины души был крик отчаяния…

 — А это все женщины испытывают. Называется у врачей «постабортный синдром». Ну, а что они хотят? Убить человека и чтобы с рук сошло?! Есть только два пути: либо ты сойдёшь с ума, либо превратился в зверя, тогда тебе как бы всё равно. Зверь — он ест другого зверя, и не чувствует. Ворона клюёт другую ворону на асфальте, она же не понимает, что клюёт другую ворону, спокойно каннибализмом занимается. А у человека есть советь, так что, слава Богу, что она работает. Это говорит, что человек жив, что есть у него возможность покаяться.

— Вот, а каким образом можно покаяться в таком грехе? Назад ведь не воротишь?

— Покаяться очень просто: 1) никогда даже не думать об абортах; 2) и чтоб твои дочки никогда не думали, и чтоб дети никогда не думали, и чтоб внуки не думали, и чтоб правнуки не думали до четвёртого колена. Вот так воспитать, чтобы на тебе это кончилось. Ты последний «крокодил» в твоем роду. Вот тогда…

— Но именно сосредоточиться на своём роде?

 — Ну, а как… Я вот люблю твоих детей, но я микроскопическое влияние оказываю на их воспитание, правда ведь?

— Ну, может быть такой женщине посмотреть вокруг и увидеть ещё такую же несчастную, собирающуюся сделать аборт и как-то с ней пообщаться?

— Да у нас поля всяких возможностей для всякой деятельности. Ну, просто шаг ступил, и можно делать доброе дело.

 — Но это не есть, как некое такое искупление греха?

 — Искупил нас Христос. Мы ничего не можем искупить. Это просто либо человек не понимает, что такое догматика православная, либо…

— Просто человек хочет, чтобы перестала саднить душа и мучить совесть…

— Извините, но это невозможно. Только со смертью совести.

— А так, до конца своих дней, до 98 лет будишь мучиться?

— Нет, может не мучиться, чувства, конечно, притупляются, становится легче. Это тоже неизбывная такая скорбь. Но это надолго.

— А насколько человеку полезно вообще хранить память о содеянном грехе?

— Смотря о каком. И потом, это же сам Господь решает. Если Господь изглаживает эту память, значит так и надо. А так человек как сам может?

 Ну, а напоминать самой себе о содеянном аборте, насколько это полезно?

 — Если человек покаялся, понял весь ужас этого греха, и понятно, что уже никогда к этому греху даже в мыслях не будет возвращаться, тогда неполезно. Потому что такая ужасающая рефлексия, она только лишает душу сил… А надо перестать себя жалеть и трудиться…

— Лучше направить свои силы на что-то созидательное?

 — То есть то, о чем говорил Иоанн Предтеча — явить плоды покаяния. Плод — это то, что человек другой стал, изменился…

Русская линия / www.klikovo.ru