"Церковь как костыль": чем живут православные анонимные алкоголики

11 сент. 2017
Мария Шустрова

Время 14:25, начало встречи через пять минут. Сверяюсь с картой. Через дорогу — Данилов монастырь, за мной — дверь под навесом. На двери табличка с перечнем находящихся за ней организаций. Но нужной мне "Метанойи" в списке нет. Неподалеку поодиночке стоят три женщины, рядом не спеша прогуливается мужчина. Все посматривают на заветную дверь, но почему-то не заходят. Подходит еще пара, в руках у них знакомая карта. Значит, все правильно.

За следующие пять минут у входа собирается более двух десятков человек. Наконец из монастыря выходит игумен Иона — руководитель программы реабилитации алко- и наркозависимых — проводит всех в просторный зал и  усаживат в один большой круг. Он  сразу предупреждает, что на встрече присутствует журналист, но беспокоиться не стоит: имена в статье будут изменены.

Анонимные алкоголики — кто они?

 

Молодежная акция Студенчество против наркотиков. Архивное фото.
Здесь курят, но не занимаются сексом: как РПЦ лечит наркоманов
 
 
Из 26 собравшихся мужчин всего шестеро, включая отца Иону. Он первым делом попросит новичков — мужчину и женщину — сесть раздельно. Потом кратко представляется. Следом за ним берет слово психолог Наталья, потом — волонтеры, люди, довольно давно бросившие пить и теперь помогающие организовывать встречи "Метанойи". Все по очереди рассказывают свою историю. Регламент — две-три минуты: за ним по секундомеру следит молодая девушка — если лимит исчерпан, звонит в колокольчик. Я думала, еще один психолог, но оказалось, что это волонтер Катя, ставшая на путь выздоровления наркоманка, местный Хронос.

 

По мере того как собравшиеся представляются, с удивлением выясняю, что большинство из них вовсе не алкоголики, а созависимые — люди без пагубных привычек, но страдающие от алкоголизма или наркомании ближайших родственников.

"Пила на каждодневной основе"

"Человек говорит себе: "Ну грешен, выпил, с кем не бывает". Но реальность другая. Эта болезнь всегда стремится сделать так, чтобы человек смотрел не внутрь своего сердца, а на окружающих. Здесь вы услышите о чужом опыте. Его вам не навязывают, но это самый приемлемый инструмент для последующей работы над собой", — начинает разговор отец Иона. Потом он читает вслух евангельские притчи, высказывания святых, а дальше все желающие по очереди рассказывают о своем о выздоровлении.

 

Главный нарколог Минздравсоцразвития РФ Евгений Брюн. Архивное фото
Главный нарколог РФ рассказал, сколько власти тратят на лечение зависимых
 
 
Здесь многие уже по несколько лет не пьют, но по-прежнему говорят о себе как об алкоголиках. "Зависимость — это навсегда. Алкоголик никогда не сможет сказать, что исцелился и теперь лишь время от времени выпивает с друзьями по 50 граммов. Он хоть 20 лет может не пить, но, едва попробовав, запьет пуще прежнего. Может и до смерти упиться, ведь "голод" от воздержания только накопился", — объясняет мне созависимая Нина.

 

Вера называет себя "выздоравливающей алкоголичкой". Вспоминает, как поначалу сопротивлялась: "Я старательно работала над собой — пила на каждодневной основе. Ходила, смотрела на объявления, видела, что собираются какие-то группы анонимных алкоголиков. Думала: вот дураки, еще какие-то собрания собирают. Пили бы себе и пили".

"Я ходила в храмы, монастыри, но не знала, как справиться со своим заболеванием. Убивала себя и все, что меня окружало. Никогда раньше не думала, что можно увидеть божественный свет на группе спившихся алкашей. А теперь я здесь, мировоззрение изменилось: живу с Богом, Он дает мне силы не пить. У меня есть выбор — прожить жизнь с Ним или умереть под забором", — говорит женщина.

А алкоголику Валентину поначалу "страшно не понравилось" на встречах "Метанойи". "Я 13 лет уже был в Церкви — молился, пил, снова молился. А тут не молятся, все что-то болтают, рассказывают. Я бы сразу ушел, но меня сюда священник направил, решил ради батюшки остаться", — делится он.

"К тому моменту как попал сюда, пил чуть более сорока лет и курил чуть более 47. Такой вот огурчик я сюда пришел. Походил несколько раз, послушал и окончательно убедился, что это секта. Даже употреблять перестал. Лишь постепенно ко мне пришло осмысление. Теперь храню трезвость. Бог мне дал два костыля — Церковь и эту программу", — рассказывает Валентин.

На грани фанатизма

Название центра православных анонимных алкоголиков "Метанойя" — "сожаление", "раскаяние", "перемена ума" — говорит само за себя: здесь люди начинают иначе воспринимать свою жизнь, сожалеют о прошлых ошибках и каются.

 

Старейшины за столом в Грозном. Архивное фото
Религия и профилактика: почему Кавказ самый непьющий из пьющих регионов РФ
 
 
Все благодарят программу, рассказывают, как она перевернула их жизнь, привела к Богу, спасла. Слушаю их истории и удивляюсь: выходит, теперь у них вся жизнь занята, встречами "Метанойи", церковными службами и молитвами. При этом все восторженны, возбуждены и очень похожи на религиозных фанатиков.

 

Под конец всех приглашают в библиотеку Данилова монастыря на чаепитие. Кто не успел выговориться, может сделать это там, за чаем никто не следит за временем. Дойдя до библиотеки, делюсь своими ощущениями с двумя женщинами.

"Да, своего рода здесь люди одну зависимость на другую меняют. Действительно порой дело доходит до фанатизма. А некоторые просто дают зарок не пить, у всех по-разному. Если человек — настоящий алкоголик, то это духовное заболевание. Потому вера и помогает", — говорит одна из них.

"Церковь — не панацея"

 

Обед в церковной столовой
"Мы не бомжи, мы - местные жители". Небеса обетованные на берегах Оби
 
 
 
Тем не менее не все приходящие на встречи "Метанойи" остаются здесь надолго. Вот и сегодня один из новичков не выдержал до конца и ушел. "Церковь ведь не панацея — кому-то подходит, кому-то нет", — пожимает плечами одна из участниц.

 

"Я раньше ходила в церковь, но близко с верующими соприкасаться не хотела, не делилась ни с кем своими проблемами. А потом мне посоветовали сходить на "Метанойю". Когда я пришла, то стала ко всему иначе относиться. Каждый раз выхожу отсюда с умиротворением, вдохновением. Поначалу у меня была эйфория. Со временем это немного замылилось, но все равно есть эффект", — признается созависимая Нина.

"Метанойя" — не единственное общество православных анонимных алкоголиков. На сегодняшний день в России действует более 500 церковных организаций, которые помогают алкозависимым и их родственникам, в том числе более 60 реабилитационных центров и более 300 обществ, братств и групп трезвости.

 

РИА новости / klikovo.ru