На главную  Послать письмо  
Новости + История + Фотоальбом + Богослужения + Контакты + Святыни + Статьи + Учебные Материалы + Богослужебная литература + Монастырь сегодня + Воскресная школа + Вопросы и ответы + Православный календарь + Полный молитвослов + Паломничество + Православный мир Проскомидия
Rambler's Top100
Учебные Материалы >> Гомилетика.

Волков А.А. Курс русской Риторики

Глава: . ФИГУРЫ  РЕЧИ

Риторическая фигура - воспроизводимый прием словесного оформле­ния мысли, посредством которого ритор показывает аудитории свое отношение к ее содержанию и значимости.

Существуют два основных типа риторических фигур: фигуры выделения и фигуры диалогизма. Различие их состоит в сле-дующем: фигуры выделения суть конструктивные схемы пред­ставления содержания, посредством которых сопоставляются или подчеркиваются те или иные стороны мысли; фигуры диалогизма являются имитацией диалогических отношений в моноло­гической речи, то есть включением в речь говорящего элементов, которые представляются как явный или подразумеваемый обмен репликами между ритором, аудиторией или третьим лицом.

Рассмотрим пример.

«Совесть - вот первое осязательное проявление духовной жизни. Ответьте мне, материалисты и рационалисты, скептики и прагмати­ки, - кто вложил вам в душу властную потребность следовать в своей деятельности нормам морали и нравственности даже тогда, когда это грозит неудобствами и бедами? Кто определил сами нормы? Кто изо­бразил в душе вашей идеал жертвенности, чистоты и целомудрия, а проще сказать - святости, который влечет и манит вас неодолимой си­лой Истины и Любви? Кто всеял в сердце ваше жажду праведности и добра, отвращения к лицемерию, лжи и подлости?

Бог, всемилостивый и всемогущий, праведный, человеколюбивый и истинный!»259

Первая фраза примера содержит фигуру определения - образ­ную характеристику предмета в форме суждения. Определение относится к фигурам выделения, потому что существует конст­руктивная схема его построения.

Во второй фразе мы видим фигуру обращения: ритор обраща­ется к своим оппонентам с рядом последовательных вопросов, на которые сам, как бы вместе с аудиторией, и отвечает. Обращение относится к числу фигур диалогизма: оно представляет собой прием, посредством которого монологическая речь предстает в диалогической форме, но какой-либо специфической словесной конструкции обращения нет. В данном случае обращение строит­ся посредством фигуры выделения - анафоры местоимения «кто», но может в конструктивном отношении строиться иначе.

 

Фигуры выделения

 

Фигуры выделения могут строиться путем добавления, зна­чимого пропуска, полного или частичного повтора, видоизмене­ния, перестановки или распределения слов, словосочетаний или частей конструкции.

 

1. Добавления и повторы

 

Эпитет - характеристика выделяемого слова посредством слов или обо­ротов, раскрывающих или уточняющих его значение в тексте.

Эпитет может быть обязательным и факультативным. Обяза­тельным является эпитет, который выражает существенное свой­ство или признак предмета и устранение которого невозможно без потери основного смысла. Факультативным является эпитет, который выражает привходящее качество или признак и может быть устранен без утраты основного содержания.

«В нашем осуетившемся сознании понятия о духовных сокровищах Церкви почти не сохранились. Искореженный «менталитет» русского человека конца XX столетия замусорен и поврежден — стыдно сказать - «идеалами» общества потребления, «общечеловеческими ценностя­ми», парламентским жаргоном и неестественными ужимками «звезд голубого экрана»!

Митрополит Иоанн, Санкт-Петербургский и Ладожский. Слова   «духовный»,   «потребление»,   «общечеловеческий», «парламентский» - обязательные эпитеты. Слова «осуетившийся», «искореженный», «неестественный» - факультативные эпи­теты.

Плеоназм - избыточное повторное употребление слова или синонима, посредством которого уточняется или подчеркивается оттенок значения слова или авторское отношение к обозначаемому предмету.

Бесцельный плеоназм является серьезной стилистической по­грешностью, стилистически оправданный плеоназм - одна из наиболее распространенных фигур речи.

«... мы лучше понимаем даже свое собственное лицо, когда оно изо­бражено неизменно и удачно, хотя бы на хорошей, искусной фотогра­фии, не говоря уже о прекрасной акварели или талантливом полот­не...»

                                                                                                                                                   К. Н. Леонтьев.

Плеоназм «свое собственное» усиливает и подчеркивает зна­чение определяемого слова, а плеонастический эпитет «хорошей, искусной фотографии» уточняет значение основного эпитета.

Синонимия - фигура, состоящая в развертывании, уточнении и усиле­нии значения слова посредством добавления ряда его синонимов.

«Кажется, человек, встреченный на Невском проспекте, менее эго­ист, нежели на Морской, Гороховой, Литейной, Мещанской и других улицах, где жадность, и корысть, и надобность выражаются на идущих и летящих в каретах и на дрожках».

                                                Н. В. Гоголь.

Слова «жадность», «корысть», «надобность» являются сино­нимами, каждый из которых, однако, имеет особый оттенок и свою степень интенсивности значения.

Аккумуляция (сгущение) - фигура, которая состоит в перечислении слов, обозначающих предметы, действия, признаки, свойства и т. п. та­ким образом, что образуется единое представление множественности или быстрой смены событий.

 

Пошел! Уже столпы заставы

Белеют; вот уж на Тверской

Возок несется чрез ухабы.

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сани, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах.

                                      А. С. Пушкин.

 

Градация представляет собой развертывание слова или словосочета­ния в синонимический ряд таким образом, что интенсивность значения каждого последующего члена ряда нарастает (восходящая градация) или убывает (нисходящая градация).

 

«Не только гимназисты, но и все почтенные ученые не замечают, что мир их физики и астрономии есть довольно-таки скучное, порою от­вратительное, порою же просто безумное марево, та самая дыра, кото­рую ведь модно тоже любить и почитать. Дыромоляи, говорят, еще и сейчас не перевелись в глухой Сибири. А я, по грехам своим, никак не могу взять в толк: как это так земля может двигаться? Учебники чи­тал, когда-то сам хотел быть астрономом, даже женился на астрономке. Но вот до сих пор никак не могу себя убедить, что земля движется и что неба никакого нет. Какие-то там маятники да отклонения от че­го-то куда-то, какие-то параллаксы... Неубедительно. Просто жидко­вато как-то. Тут вопрос о целой земле идет, а вы какие-то маятники качаете. А главное, все тут как-то неуютно, все какое-то неродное, злое, жестокое. То я был на земле, под родным небом, слушал о все­ленной, «яже не подвижется»... А то вдруг ничего нет, ни земли, ни неба, ни «яже не подвижется». Куда-то выгнали в шею, в какую-то пустоту, да еще вслед матерщину пустили. «Вот-де твоя родина, - на­плевать и размазать!» Читая учебник астрономии, чувствую, что кто-то палкой выгоняет меня из собственного дома и еще готов плюнуть в физиономию. А за что?»

                                                                                                                                                  А. Ф. Лосев.

 

Экзергазия - фигура, которая состоит в добавлении к словосочетанию или обороту синонимических выражений. Экзергазия, как и синонимия, используется для уточнения значения словосочетания, но также для усиления эмоционального напряжения речи.

 

«Когда я слушал доклады «всемирного христианского студенческого союза», печалью и горестью наполнялось сердце мое. Сколько ищу­щих Бога, жаждущих жизни искренних людей «гладом гибнут», «пи­таются от рожец» какого-то заморского студенческого союза! Неуже­ли не знают они, как можно избыточествовать хлебы в дому Небесно­го Отца, в Церкви Православной? Нужно только забыть всякие «феде­ративные начала», свободно отдаться в полное послушание Право­славной Церкви и прилепиться к полноте церковной жизни, к жизни тела Христова».

                                                      Священномученик Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский.

 

Реприза представляет собой подхват предшествующего слова в после­дующем словосочетании или предложении.

 

«Послушаем песнь его, песнь восторга безотчетного; она также про­ста, также очаровательна, как первый луч света, как первое чувство любви».

                                                         Д. В. Веневитинов.

 

Реприза используется для создания эмоционального напряже­ния речи и для выделения ключевого слова, которое может по­вторяться в последующей фразе или композиционной части вы­сказывания, связывая ее с предыдущей и развертывая тему. В «Речи по совершении священного коронования императора Александра Павловича» митрополита Платона используется ре­приза слова «бремя», которое в последующем фрагменте амплифицируется в новую тему.

 

«Вселюбезнейший государь! Сей венец на главе Твоей есть слава наша, но Твой подвиг. Сей Скиптр есть наш покой, но Твое бдение. Сия Держава есть наша безопасность, но Твое попечение. Сия Порфи­ра есть наше ограждение, но Твое ополчение. Вся сия утварь есть нам утешение, но Тебе бремя...

Бремя поистине и подвиг!...»

                   Платон (Левшин), митрополит Московский и Коломенский.

 

Восхождение (климакс) представляет собой подхват в каждом после­дующем элементе конструкции последнего слова предшествующего элемента, образуя таким образом цепочку связанных и последовательно развертывающих друг друга частей. Вот пример из речи митрополита Платона.

«И нас, чад своих, призвала прославить имя Твое; а в имени Твоем прославить добродетель; а в добродетели прославить самого Бога». Платон (Левшин), митрополит Московский и Коломенский.

Или:

«Разум естественный, конечно, сказал бы: это несообразность - мо­литься за людей, которые хотят вас истребить. Но любовь христиан­ская говорит: молитесь за сих; желайте и просите им всякого блага, может быть, в благодеяниях познают они Благодетеля Бога, познав, уверуют в Него; уверовав, умиротворятся в отношении к другим ве­рующим в Него; если же и не так, по заповеди возлюбленного Спаси­теля, молитеся за творящих вам напасть и изгоняющая вы» /Мф. 5:44/. Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский.

Отличение (плоце) - повтор слова в различных значениях.

 

«Восклонись, несчастный поклонник чрева, и если ты не можешь вдруг вознести выше себя твоих очей, стань прямо пред зеркалом и посмотри, не написан ли на тебе самом закон против раболепства чре­ву?»

                                               Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский.

 

Или:

 

«Убо, оставляя нас разрушением тела, дух свой оставил нам».

                                                   Стефан (Яворский), митрополит Рязанский и Муромский.

 

Наклонение (полиптотон) - повтор слова в различных грамматических формах.

 

Себя собою составляя,

Собою из Себя являя,

Ты Свет, откуда свет истек.

                                      Г. Р. Державин.

 

Сочетание (симплоце) - повтор одних и тех же слов или оборотов в на­чале и в конце ряда речений, обрамляющий эти речения и создающий параллелизм их содержания.

«Кто на протяжении тысячи лет ковал и пестовал несгибаемый дер­жавный дух русского патриотизма? - Церковь Православная! Кто вдохновлял отважных и укреплял малодушных, освящая дело защиты Отечества как личный религиозный долг каждого, способного носить оружие? Кто научил русского человека быть верным - без лести, му­жественным без жестокости, щедрым - без расточительства, стойким

- без фанатизма, сильным - без гордости, милосердным - без тщесла­вия, ревностным - без гнева и злобы? - Церковь Православная!» Иоанн (Снычев), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

Фигуру сочетания образуют слова «Кто... ?» и «Церковь Пра­вославная!»

Анафора - повтор слова или оборота в начале параллельных конструк­ций (словосочетаний, оборотов, предложений, фраз, периодов, абзацев).

Анафора выделяет такие параллельные элементы и позволяет свести в один ряд зачастую различные по строению и синтакси­ческому уровню конструкции (например, отдельное словосоче­тание и предложение), соотнося с одним и тем же предшествую­щим или последующим элементом. Вместе с тем анафора развер­тывает веером содержание речи в определенной смысловой точ­ке изложения.

В предыдущем примере видна анафора вопросительного предложения со словом «кто». Продолжим пример, в котором можно видеть продолжение этой фигуры ответствования с ана­форой начального слова вопросительного предложения, начи­нающегося словом «разве».

«Разве это католические прелаты набатом поднимали новгородское ополчение на брань со псами-рыцарями и подавали последнее духов­ное напутствие дружинникам святого благоверного князя Александра Невского на залитом кровью льду Чудского озера? Разве это протес­тантские пасторы вдохновляли святую ревность донского героя, вели­кого князя Димитрия на поле Куликовом, где страшная сеча с татара­ми решала: быть или не быть Святой Руси?

Разве это мусульманские муллы удержали нашу Отчизну от распада в лютую годину Смуты, подвигнув Кузьму Минина и Димитрия По­жарского на их жертвенный подвиг, а ратников русского ополчения на борьбу до победы? Разве это иудейские раввины с крестом в руках, под свист японской «шимозы» поднимали в атаку преданные, смер­тельно уставшие роты под Мукденом и Порт-Артуром, спасая русскую честь от позора?

Разве это кришнаиты и буддисты на протяжении тысячи лет еже­дневно, сосредоточенно, неспешно и благоговейно возносили ко Гос­поду молитвы о «богохранимой» земле русской, «властех и воинстве ея», отдельным молитвенным чинопоследованием поминая «вождей и воинов, за Веру и Отечество живот свой на поле брани положивших»? Многие ли могут вспомнить сегодня хоть один случай, когда иновер­цы или инославные - будь то католики или иудеи - в трудный для России час делом доказали ей свою верность, до конца разделив ее не-ласковую судьбу? Зато противоположных примеров в русской истории - сколько угодно!»

Иоанн (Снычев), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

Эпифора - фигура, подобная предшествующим, но состоящая в повторе конечного слова или оборота.

«Все мы, христиане, и любомудрствующие, и в простоте смиренно-мудрствующие, да не забываем никогда, что Христос есть не только истина, но и жизнь. В Своем слове и в Своем примере Он сделался для нас путем, чтобы привести нас к истине и через истину к истинной жизни. Кто думает обеспечить себя достижением некоторого познания истины Христовой и недостаточно старается обратить ее в действи­тельную жизнь по учению и примеру Христову, тот самой истиной обманывает себя и подвергает себя опасности умереть на пути и нико­гда не достигнуть истинной, вечной, блаженной жизни со Христом в Боге. - Тако тецыте, да постигнете. Путем истины стремитесь к ис­тинной жизни».

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский.

В различных сочетаниях повторяются ключевые слова «ис­тина» и «жизнь». Эпифора обычно используется как средство выделения основного смысла фразы или периода и создает па­раллелизм выражений, делая ремой такое ключевое слово.

Окружение - сочетание анафоры и эпифоры: повторение того же слова или оборота в начале и в конце предложения, создающее симметричную конструкцию.

Окружение позволяет представить мысль в виде сентенции и обычно используется в торжественной речи.

«Итак, вот дом молитвы под одним кровом с домом любомудрия. Святилище таин приглашено в жилище знаний, и вступило сюда, и здесь основалось и утвердилось своими тайнодейственными способа­ми. Видно, что религия и наука хотят жить вместе и совокупно дейст­вовать к облагорожению человечества. Снисходительно со стороны религии - возблагодарим ее снисхождению. Благоразумно со стороны науки - похвалим ее благоразумие».

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский.

Конкатенация  (присоединение)  -  представляет  собой  добавление обыкновенно в конце фразы или периода слов, дополнительно характе­ризующих предмет речи или выражающих отношение к нему говорящего.

 

«Никогда ни одна истина живая, а тем паче истина Божественная, не укладывается в границах логического постижения, которое есть толь­ко вид человеческого познавательного процесса; но в то же время ни­какая, ни человеческая, ни Божественная истина не может быть законам логики противна, иначе говоря, не может заключать в себе дейст­вительного противоречия. Христос также не есть и «да» и «нет».

                                                                                                                                           А. С. Хомяков.

 

Последнее предложение, присоединенное к основной форму­лировке мысли и в данном случае особо выделенное автором, и составляет конкатенацию как дополнительное добавление осо­бенно значительного содержания.

Интерпретация (истолкование) - представляет собой дополнение ос­новного содержания авторской характеристикой обычно в виде вводного предложения или оборота с поясняющим или модально-оценочным зна­чением.

 

«Нет! Новой пятидесятницы не будет, как не будет нового воплоще­ния Сына Божия. Она не может повториться, ни как союз, заключен­ный в один известный день и час (о чем теперь мечтают), ни как до­быча долгого и терпеливого труда целого ряда поколений».

                                                                            А. С. Хомяков.

 

Слова «Нет!» и «о чем теперь мечтают» представляют собой интерпретацию: слово «Нет!» используется для усиления, допол­нительного подтверждения суждения, а слова «о чем теперь меч­тают» - для уточняющей характеристики критикуемого мнения.

Эксплеция (заполнение) - фигура, состоящая в добавлении к словам, выражающим основное содержание мысли, слов или оборотов, увеличи­вающих размер фразы или оттеняющих это главное содержание второ­степенными элементами содержания. По существу, эксплеция - развер­нутый плеоназм.

 

«О, огромное большинство наших интеллигентных русских и тогда, при Пушкине, как и теперь, в наше время, служили и служат мирно в чиновниках, в казне или на железных дорогах и в банках, или просто наживают разными средствами деньги, или даже науками занимаются, читают лекции — и все это регулярно, лениво и мирно, с получением жалования, с игрой в преферанс, безо всякого поползновения бежать в цыганские таборы или куда-нибудь в места более соответствующие нашему времени».

                                                                                                                  Ф. М. Достоевский.

 

Автор использует уточняющие или дополняющие, но по су­ществу избыточные для основного содержания обороты (выде­лены курсивом), намеренно растягивая фразу, чтобы дать слуша­телю возможность полностью усвоить мысль и одновременно заполнить возникающие ритмические пустоты.

Многосоюзие (полисиндетон) - фигура, состоящая в присоединении посредством повторяющихся союзов словосочетаний, предложений или фраз таким образом, что соединенные союзами части выступают как па­раллельные и тем самым рассматриваются на одном смысловом уровне независимо от их грамматической организации или степени развернуто­сти.

 

«Благословен мир между народами, ибо все братья, всех призывает Господь мирно трудиться на земле, для всех уготовал Он Свои неис­числимые блага. И Святая Церковь непрестанно возносит молитвы о мире всего мира, уповая, что восторжествует на земле правда Христо­ва и соединит враждующих братьев в единое стадо под водительством Единого Небесного Пастыря. И несчастный русский народ, вовлечен­ный в братоубийственную кровавую войну, нестерпимо жаждал мира, как некогда народ Божий жаждал воды в палящей зноем пустыне. Но не было у нас Моисея, который бы напоил свой народ чудодействен­ной водой, и не ко Господу своему Благодетелю воззвал народ о по­мощи - явились люди, отрекшиеся от веры, гонители Церкви Божией, и они дали народу мир».

                                             Святитель Тихон, патриарх Московский и всея России.

 

В примере в начале второго, третьего и четвертого периодов повторяются союзы «и», «но» (выделены жирным курсивом), а в четвертом периоде союз «и» связывает сопоставляемые и проти­вопоставляемые по смыслу части не только последней фразы, но также и с предшествующими двумя периодами.

Бессоюзие (асиндетон) - взаимное присоединение конструкций при значимом отсутствии соединительных средств.

Бессоюзие повышает самостоятельное значение каждого при­соединенного элемента (слова, словосочетания, предложения), создавая смысловые паузы, одновременно подчеркивает их смы­словой параллелизм, поэтому при бессоюзии сопоставляемые элементы обыкновенно строятся подобно.

В нижеследующем примере смысловое ударение падает на начальные слова каждого из предложений, кроме последнего, и эти начальные слова образуют самостоятельную смысловую связь.

 

«Пробил последний час фашистской Германии.

Разбита и сокрушена сила ее.

В прах повержена Германия.

Знамя победы развивается над вражьей страной.

Слава и благодарение Богу!»

                                      Алексий I, патриарх Московский и всея Руси.

 

2. Сокращения и значимые нарушения смысловой и грам­матической связи

 

Эллипсис - намеренное опущение слова или оборота, которые предпо­лагаются по смыслу, что создает значимую незавершенность речи.

В поэзии:

«И он подумал: «Время было,

 И я, как ты, младенец милый,

Был чист, на небеса смотрел,

Как ты, молиться им умел

И к мирной алтаря святыне

 Спокойно подходил... а ныне...?

 И голову потупил он»...

                                       В. А. Жуковский

В прозе:

 

«Не нужно упускать того из виду, что все выставленные лица и ха­рактеры должны были доказать истину моих собственных убеждений, а мои убеждения... Как сравню эту книгу с уничтоженными мною «Мертвыми душами», не могу не возблагодарить за насланное мне внушение их уничтожить».

                                                                                                                                Н. В. Гоголь.

 

Силлепсис - значимое нарушение синтаксической связи или смыслово­го согласования в словосочетании или между предложениями, которое особенно выделяет и подчеркивает значение выделенной таким образом конструкции.

Силлепсис - явление, характерное для разговорной речи:

 

 «Это вот возьму и это возьму... две сменки, да... И еще рубаху, рас­хожую, и причащальную возьму, а ту на дорогу, про запас. А тут, зна­чит, у меня сухарики... - пошумливает он мешочком, - с чайком по­пить - пососать, дорога-то дальняя».

                                  И. С. Шмелев.

 

В качестве риторической фигуры силлепсис используется достаточно часто, но в современной речи, особенно в некоторых авторских стилях, он настолько распространен, что не всегда воспринимается как фигура.

«Раз молодому человеку в наше время (еще не совсем отрешившему­ся от старой привычки чрезмерно поклоняться разуму), раз этот са­мый разум дал, так сказать, рациональное разрешение верить, все ре­сурсы воображения сердца, воли и опять ума же могут пойти на поль­зу. «Путей много!» Любовь к семье, если она религиозна и привлека­тельна; потребность иной душевной опоры, если в семье тяжело; лю­бовь к народу и народному; жажда сближения с этим простым народом на общей идеальной почве. Поэтическое влечение к образам и формам жизни родной страны, которую, слава Богу, и до сих пор еще не дотла вытравил у нас европейский прогресс. Вообще, чувство пре­красного, художественное чувство, которое, с одной стороны, не мо­жет не оскорбляться глубоко прозаическими формами европейского прогресса и его деревянными, однообразными идеалами, а с другой -не может же не видеть, сколько есть поэзии и в морали евангельской, и в богослужении православном, и в учении аскетическом.

 

Путей много, повторяю я. Самые противоположные чувства могут способствовать утверждению веры в том, кто уже ищет ее, в том, кто перестал избегать ее, кто перестал ее стыдиться».

                                                                                                                             К. Н. Леонтьев.

 

В первом предложении можно видеть анаколуф или гиперба­тон (см. ниже) с нарушением синтаксической связи и вынесением выделенной части в начало предложения (выделено курсивом). В последующих предложениях представлен в основном силлепсис: в каждом из них опущен состав сказуемого, которое подразуме­вается, но это общее сказуемое выражено в последнем предло­жении фрагмента (выделено курсивом), поэтому все предшест­вующие части фрагмента по смыслу представляют собой не именные предложения, но сложную разорванную синтаксиче­скую конструкцию.

Эналлага (подстановка) - употребление слова или конструкции вместо ожидающейся другой или как перестановка с видимым нарушением смысла:

 

«Нева   металась,   как   больной   в   своей   постели   беспокойной»

                                                                                                           /А. С. Пушкин/.

 

Здесь эналлага эпитета («беспокойный») создает эффект оли­цетворения, перемещая центр восприятия на объект: для больно­го беспокойна именно постель.

Как риторический прием, наиболее значима эналлага-подстановка а) глагольных форм — употребление настоящего времени глагола вместо прошедшего и будущего времени вместо настоящего; б) личных и притяжательных местоимений (и лица глагола), использование местоимений первого лица «я», «мы» вместо местоимений второго «ты», «вы» или третьего лица «он», «они».

Эналлага местоимений первого и второго лица используется для объединения аудитории, эналлага местоимений третьего лица используется для разделения аудитории.

«Я изыскатель истины бытописаний человеческих, чем я должен ис­тине Божией? - Не попусти себе тупым взором видеть в бытиях чело­вечества только нестройную игру случаев и борьбу страстей или сле­пую судьбу, изощри свое око и примечай следы провидения Божия, премудрого, благого и праведного. Остерегись, чтобы не впасть в язы­ческое баснословие, доверчиво следуя тем, которые в глубине древно­сти мира указывают так называемые ими доисторические времена. У язычников басня поглотила истину древних событий, мы имеем ис­тинную Книгу Бытия, в которой нить бытия человеческого начинается от Бога и первого человека и не прерывается, доколе, наконец, входит в широкую ткань разнородных преданий и бытописаний».

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский. В примере местоимение «я» использовано вместо местоиме­ний второго лица, а единственное число второго лица глагола -вместо множественного числа.

Ирония - фигура, состоящая в неожиданном и как бы неуместном ис­пользовании слова, вызывающим комический эффект. Комический эф­фект не всегда означает смех - ирония часто относится к предметам весьма серьезным.

 

«Евномий же, поелику звезды движутся во времени, называет их зи­ждителями времени. А таким образом, по учению этого мудреца, по­елику и жужелицы движутся во времени, определим время так: оно есть какое-то качественное движение жужелиц».

                                                                   Св. Василий Великий.

 

В примере использованы две разновидности фигуры иронии: слово мудрец в противоположном значении (антифразис) и иро­ническое сравнение звезд с жужелицами (диасирм — «пояснение мысли в противоположном направлении»).

Анаколуф - представляет собой нарушение синтаксической связи в предложении, при котором подчиненный член словосочетания выносится на уровень отдельного члена предложения.

 

«Так вот она, эта прозорливость! Совершившееся превзошло все мои ожидания. Но как обнаруживался этот благодатный дар?! Батюшка все время говорил не то полувопросами, не то полуутверждениями: он точно хотел скрыть значение этого дара, усиливаясь словам своим, представлявшим для меня целое откровение, придать форму обыкно­венной интимной беседы старшего с младшим».

                                                                                                                                  С. Нилус.

 

В предложении «Так вот она, эта прозорливость!» слова эта прозорливость» связаны со словом «она» и являются по­втором, подобно «В море бросился он, в бурное», как и в послед-нем примере из К. Н. Леонтьева, где анаколуф состоит в наруше­нии синтаксической связи и в переносе синтаксически связанного слова или словосочетания в начало предложения: «Раз молодому человеку в наше время., раз этот самый разум дал рациональное разрешение верить...»

Удержание (апозиопея) - фигура, которая включает обрыв речи, как в эллипсисе, иногда даже со словами о невозможности продолжить ска­занное, но затем ее продолжение.

«Ни предсказать хода событий, ни гарантировать себя от ошибок и падений мы сами не можем. Так и в оценке людей бывает - есть такие, которые лишь прикидываются благочестивыми, а сами... Не зря же Господь предупреждал о хищных волках в овечьих шкурах. А сразу и не узнаешь».

Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

 

3. Перестановки и трансформации

 

Гипербатон - фигура, состоящая в выделении темы высказывания пу­тем ее постановки в начале или в конце фразы обыкновенно с разрывом синтаксической связи (в чем гипербатон близок анаколуфу).

«Я исследователь звезд, планет и их законов, чего требует от меня истина Божия? - Ты очень искусно возвысил проницательность твоего зрения, чтобы видеть в небесах невидимое простому оку, потщись возвысить так же искусно проницательность твоего слуха, чтобы ты мог ясно слышать и возвестить другим, как небеса поведают славу Божию».

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский.

Здесь первое предложение содержит гипербатон: «Я исследо­ватель звезд, планет и их законов, чего требует от меня истина Божия?», который состоит в выносе в начало и специальном оформлении темы высказывания с разрывом, но не нарушением синтаксической связи.

Хиазм - фигура, состоящая в центральной симметрии сложной фразы, параллельные части которой зеркально отражают друг друга.

 

«Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей,

И по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое.

Наипаче омый мя от беззакония моего,

И от греха моего очисти мя».

                                                      Псалом 50.

 

Метабола (эпанодос, перестановка) - повторение тех же или сходных по смыслу слов или оборотов в измененном или обратном порядке.

Метабола представляет собой последовательное выделение того же слова или оборота сначала в качестве темы, а затем в качестве ремы высказывания. В нижеследующем примере в пер­вой части фразы в качестве ремы выделяются слова «сам народ», а во второй - слова «еще жив».

 

«Но, по счастью, жив еще сам народ - униженный и обманутый, об­ворованный и оболганный, - русский народ еще жив».

Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

 

Антиметабола (перемещение с противопоставлением) - фигура, ко­торая состоит в зеркально-симметричном повторе левой части сложного предложения в его правой части таким образом, что субъект и предикат меняются местами.

 

«Человек делает историю; но столь же верно и еще более значитель­но, что история образует человека».

 К. П. Победоносцев.

 

Антиметабола - одна из самых сильных и распространенных риторических фигур и применяется как для установления соот­ветствия и связи понятий (как в примере), так и для их противо­поставления: «Не для того живем, чтобы есть, а для того едим, чтобы жить» (Марк Катон).

 

4. Распределение элементов фразы

 

Разделение (энумерация) - перечисление видов одного рода или частей целого (в примере курсивом выделены следующие одна за другой и со­поставленные фигуры разделения).

 

«Каковой пример храбрости, мужества, благочестия, терпения и твердости показала Россия! Вломившийся в грудь ее враг всеми не­слыханными средствами лютостей и неистовств не мог достигнуть до того, чтоб она хотя единожды о нанесенных ей от него глубоких ранах вздохнула. Казалось, с пролитием крови ее умножался в ней дух му­жества, с пожарами градов ее воспалялась любовь к отечеству, с разрушением и поруганием храмов Божиих утверждалась в ней вера и возникало непримиримое мщение. Войско, вельможи, дворянство, купечество, народ, словом, все государственные чины и состояния, не щадя ни имуществ своих, ни жизни, составили единую душу, вместе мужественную и благочестивую, толико же пылающую любовию к отечеству, колико любовию к Богу».

                                                                                                    Манифест императора Александра I.

 

Соответствие - смысловая пропорция, представляющая собой поста- новку слов или оборотов со сходным значением в аналогичные позиции в  параллельных конструкциях.

 

«Народы дикие любят независимость, народы мудрые любят порядок; а нет порядка без власти самодержавной».

 Н. М. Карамзин.

 

Или:

«Нельзя любить при электрическом свете; при нем можно только высматривать жертву. Нельзя молиться при электрическом свете, а можно только предъявлять вексель». А. Ф. Лосев.

Антанаклаза (возвращение с разделением) - соединение понятий, кото­рые развертываются в параллельных конструкциях.

 

«Воспитанный на либерально-эстетической литературе 40-х годов (особенно на Ж. Санд, Белинском, Тургеневе), я в первой юности был в одно и то же время и романтик, и почти нигилист. Романтику нрави­лась война; нигилисту претили военные».

                                                    К. Н. Леонтьев.

 

Или:

«Вся военная теория его (Суворова) состояла в трех словах: взор, быстрота, удар; но взор сей дает природа немногим, но быстрота сия была тайною для самых аннибалов, но удар сей разителен единственно с Суворовым».

                              Н. М. Карамзин.

 

Эпимона (эпифонема) - фигура, состоящая в полном или перифрасти­ческом повторе частей какой-либо фразы в различных контекстах и в сочетании с различными словами.

 

«Руки скоро не возлагай ни на когоже,

ниже приобщайся чужим грехом;

себе чиста соблюдай. /1 Тим. 5:22/

 

...Остерегись, благонамеренный избиратель, чтобы ничего такого не случилось, будь внимателен - ревностно, дальновидно внимателен, не допусти последствий избрания, нежелательных ни для общества, ни для тебя: Ниже приобщайся чужим грехом; себе же чиста соблюдай. Себе чиста соблюдай не только от чужих отдаленных грехов, но в то же время и от ближайшего к тебе, собственного греха, который че­рез невнимательность подкрасться может».

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский.

В примере курсивом выделены элементы фигуры эпифонемы, которая распространяется на весь текст речи святителя Филарета.

 

5. Определения и сравнения

 

Определение - риторическая фигура, состоящая в полном или частич­ном отождествлении предмета мысли с другим, подобным или сходным.

Риторическое определение как фигура отличается от логиче­ского определения тем, что в явном или неявном виде содержит метафору, то есть сравнение по признаку или качеству.

«Что такое византизм? Византизм есть прежде всего особого рода образованность, или культура, имеющая свои отличительные призна­ки, свои общие, ясные, резкие, понятные начала и свои определенные в истории последствия.

Славизм, взятый во всецелости своей, есть еще сфинкс, загадка». К. Н. Леонтьев.

Сравнение - риторическая фигура, состоящая в уподоблении опреде­ляемого предмета определяющему по образу действия, признаку или свойству.

Сравнение представляет собой развернутую метафору, в ко­торой определяемое характеризуется через описание подобного факта или явления.

 

«Исторгните солнце из мира, что будет с миром? Исторгните сердце из тела, что будет с телом? Надобно ли сказывать? Исторгните истину Божию и Христову из человечества, с ним будет то же, что с телом без сердца, что с миром без солнца».

                                      Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский.

 

Или:

«Вы, хирурги, собравшиеся вокруг одурманенного больного. Боль­ной этот - флот, ошеломленный вашей критикой. Вы, господа, взяли ланцеты и режете его, потрошите его внутренности, но одна нелов­кость, одно неосторожное движение, и вы уже будете не оперировать больного, а анатомировать труп. Господа! Я верю, что ваше решение, каково бы оно ни было, будет продиктовано вам велением вашей со­вести и тем чистым патриотизмом, о котором говорил тут член Госу­дарственной Думы Пуришкевич, - этим и ничем более».

                П. А. Столыпин.

 

Перифраз - фигура, состоящая в замене наименования предмета его словесной характеристикой, раскрывающей выделяемое свойство.

«Милый мой гость, - отвечал рассудительный сын Одиссеев, -Пользы желая моей, говоришь ты со мною, как с сыном добрый отец; я о том, что советовал ты, не забуду».

Гомер, «Одиссея», перевод В. А Жуковского. «Рассудительный сын Одиссеев» - Телемах.

Этимология - раскрытие значения слова через его происхождение или значение составляющих.

«Теоретическое знание - философия - есть любовь к мудрости, любомудрие, теоретическое же созерцательное видение, даваемое ас­кетикою, есть филокалия, любовь к красоте, любокрасие». о. Павел Флоренский.

Антитеза - противопоставление слов, понятий или конструкций.

Антитеза является одной из самых распространенных фигур и используется для характеристики предмета мысли или для выде­ления рассматриваемого понятия.

 

«Я как будто не знаю, где я и что со мною. Безмерное и безвремен­ной водворилось под сводами, между узких стен нашей комнаты. А за стенами приходят люди, говорят, рассказывают новости, читают газе­ты, потом уходят, снова приходят - вечно. Опять кричат глубоким контральто далекие паровозы. Вечный покой здесь - вечное движение там».

                                                        о. Павел Флоренский.

 

Парадиастола (различение) - последовательное противопоставление понятий или слов, которые получают тем самым сопоставляемые сино­нимические и антонимические значения, образуя смысловые ряды; вме­сте с тем парадиастола представляет собой и определение через проти­вопоставление определяемого слова омониму.

Парадиастола часто используется в рекапитуляциях - обоб­щающих высказываниях - или в выводах, которые завершают рассуждение:

 

«Миф не гипотетическая, но фактическая реальность, не функция, но результат, вещь, не возможность, но действительность, и притом жизненно и конкретно ощущаемая, творимая и существующая».

                                                                                                                                                   А. Ф. Лосев.

 

Оксюморон - соединение слов с противоположным значением, соз­дающее видимый парадокс в определении.

 

«Со временем все страсти в нем перегорели, душевные силы исто­щились; все действия его были без намерения; он сделался человеком обыкновенным; люди простые почитали его даже добродетельным, потому что он не творил зла. Но он живой был уже убит и ничем не мог наполнить пустоту души».

                                                                                                                                              Д. В. Веневитинов.

 

Фигуры диалогизма

 

Эта группа риторических фигур используется для создания диалогического эффекта в монологической речи. Содержание каждого высказывания может оцениваться аудиторией, и ритор, упреждая такую оценку, изображает ее в свой речи, обращаясь к аудитории, высказываясь от ее лица или разыгрывая диалог с оппонентом или с аудиторией. Диалогизм может занимать раз­личное место в монологической речи, от отдельной фразы до целого текста; диалог как литературный жанр представляет собой фигуру диалогизма, распространенную на все произведение или на его основную часть.

Диалог - представляет собой изображение диалога в монологической  речи в виде прямой или косвенной речи, которая может при этом сопровождаться авторским текстом, комментирующим реплики.

 

«Что такое искусство? Как, что такое искусство? - Искусство - это архитектура, ваяние, живопись, музыка, поэзия во всех ее видах», -ответит обыкновенно средний человек, любитель искусства или даже сам художник, предполагая, что дело, о котором он говорит, совер­шенно ясно и одинаково понимается всеми людьми. Но в архитектуре, спросите вы, бывают постройки простые, которые не составляют предмета искусства, и, кроме того, постройки, имеющие претензии на то, чтобы быть предметами искусства, постройки неудачные, уродли­вые и которые поэтому не могут быть предметами искусства. В чем же признак искусства?»

                              Л. Н. Толстой.

 

Предупреждение - намеренное выдвижение ритором возражения или утверждения оппонента и ответ на него, изображение полемики, в кото­ром обычно используются прежние высказывания оппонента.

 

«Что ты говоришь? От войны, начатой беглыми рабами, Сицилия была избавлена благодаря твоей доблести? Великая это заслуга и де­лающая тебе честь речь! Но все-таки - от какой же это войны? Ведь, насколько нам известно, после той войны, которую завершил Марк Аквилий, в Сицилии войны с беглыми рабами не было. - «Но в Италии такая война была». - Знаю, и притом большая и ожесточенная. И ты пытаешься хотя бы часть успехов, достигнутых во время этой войны, приписать себе? И ты хочешь разделить славу той победы с Марком Крассом и Гнеем Помпеем? Да, пожалуй, у тебя хватит наглости даже и на подобное заявление».

                                          Цицерон.

 

Ответствование - вопрос от лица аудитории и ответ на него от лица говорящего.

Ответствование одновременно пробуждает активность ауди­тории в нужном направлении и упреждает нежелательный для ритора вопрос или возражение.

 

«Вы спросите, в чем различие интуитивизма от субъективизма? Не правда ли, это заслуживает внимания. И вот в чем дело. Интуитивизм утверждает, что интуитивное знание дает предмет целиком сразу, то­гда как рассудочный анализ имеет дело с частями предмета, из кото­рых слагается целое; далее, интуитивное знание дает содержание са­мой вещи и ее действительной сущности и, следовательно, имеет аб-солютный характер, тогда как рассудочный анализ оперирует с симво­лами, имея, следовательно, относительный характер».

                              В. М. Бехтерев.

 

Сообщение - вопрос, обращенный к аудитории, и ответ от лица аудито­рии, который иногда дополняется комментарием.

 

«И сегодня, вспоминая благочестивую семью Иоакима и Анны и ро­жденную ими благословенную Дщерь, не оглянемся ли мы на себя, на наше время и его духом разорения, а не созидания. И не зададим ли себе вопрос: в чем причина, где корень жестокой и мрачной непогоды, обступившей мир и ставящей его на край гибели?

Не мы ли - разорители домашней церкви, не мы ли - разрушители старинных правил семейного порядка, не мы ли — отдавшие чад своих на воспитание в страну далече, где питают их волчцами и тернием и уводят от Отца Небесного, уводят от родителей земных».

                                                                                   Архимандрит Иоанн Крестьянкин.

 

Заимословие - созданная автором речь, представляющая определен­ную позицию или точку зрения. Заимословие может содержать олице­творение. Особенно часто заимословие использовалось в исторической прозе, например, Фукидидом, так как оно позволяет кратко и ярко выра­зить смысл изображаемого деяния или обобщенную точку зрения. Заи­мословие часто используется вместе с сообщением.

 

«Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь... Из­немогает наша Родина в тяжких муках, и нет врача, исцеляющего ее. Где же причина этой длительной болезни, повергающей одних в уны­ние, а других — в отчаяние? Вопросите вашу православную совесть и в ней найдете ответ на этот мучительный вопрос.

«Грех, тяготеющий над нами, — скажет она вам, - вот сокровенный корень нашей болезни. Вот источник всех наших бед и злоключений. Грех растлил нашу землю, расслабил духовную и телесную мощь рус­ских людей... Из того же ядовитого источника греха вышел великий соблазн чувственных земных благ, которым и прельстил наш народ, забыв о «едином на потребу»... Мы захотели создать рай на земле, но без Бога и Его святых заветов. Бог же поругаем не бывает. И вот мы алчем, жаждем и наготуем на земле, благословенной обильными дара­ми природы, и печать проклятия легла на самый народный труд и на начинания рук наших. Грех - тяжкий нераскаянный грех - вызвал са­тану из бездны...»

                                                                      Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

 

Цитата представляет собой действительные слова какого-либо источни­ка, включенные в текст в виде прямой или косвенной речи.

Аллюзия - намек, состоящий в использовании слов или выражений, ха­рактерных для произведения, о котором идет речь. Аллюзии часто ис­пользуются как прием иронии.

 

«Но что в книге Уэллса особенно замечательно, это его впечатление от личных бесед с корифеями большевизма. Характеристики, которые он дает этим людям и их работе, поистине неожиданны. Прежде всего оказывается, что основная и типичная черта большевизма есть чест­ность. Об этой черте Уэллс говорит настойчиво несколько раз. Даже в красном терроре он усмотрел что-то «честное». Но кроме этого несо­мненного достоинства, г-н Уэллс признает у большевиков и недостат­ки. Недостатки эти, впрочем, совсем не те, которые приписываем им мы: главные недостатки большевиков, по мнению г-на Уэллса, - это неопытность и наивность. Заметьте, дело идет не о каких-нибудь мат­росах или красноармейцах, а о вождях большевизма, о руководителях советской политики, которые сумели обойти Вильгельма и вот уже более двух лет водят за нос всех корифеев европейской дипломатии с Ллойд Джорджем и Вильсоном во главе, оказывается, все это - по на­ивности и неопытности. Особенно наивен Зиновьев. Он не имеет ни­какого представления о том, что происходит в Ирландии, и все силит­ся понять, кто из борющихся там сторон - пролетарии и кто - буржуи. А когда Уэллс стал расспрашивать этого неопытного простака, что именно он делал в Баку на съезде азиатского пролетариата, то оказа­лось, что тот и сам не знает, зачем туда ездил. И такое же впечатление бесконечной наивности производили на Уэллса все большевики, с ко­торыми ему приходилось встречаться, кроме разве Ленина, хотя и тот под конец сорвался и начал занимать своего собеседника каким-то детским лепетом об электрификации России. Мы совершенно не со­мневаемся в том, что во всех подобных беседах, происходивших во время путешествия по России г-на Уэллса, одна из участвовавших сторон была детски наивна. Но были ли то большевики - в этом по­зволительно усомниться».

                              Н. С. Трубецкой.

 

Риторический вопрос - утвердительное высказывание в виде вопроса, которое не предполагает ответа.

 

«Если есть кто нравственный эмбрион в поэме, так это, конечно, он сам, Онегин, и это бесспорно. Да и совсем не мог он узнать ее: разве он знает душу человеческую? Это отвлеченный человек, это беспо­койный мечтатель во всю его жизнь».

                                                  Ф. М. Достоевский.

 

Риторическое восклицание - восклицательная форма предложения, употребленная для усиления значения.

 

«Сколько различных искусств, веществ, орудий употребляет разум­ный человек, чтобы наполнить свое чрево!»

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский.

 

Риторическое обращение - высказывание в форме обращения, адре­сованное какому-либо лицу или предмету.

«Восклонись, несчастный поклонник чрева, и если ты не можешь вдруг вознести себя выше себя твоих очей, стань прямо перед зерка­лом и посмотри, не написан ли на тебе самом закон против раболепст­ва чреву?»

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский
Вверх На главную Послать письмо
Rambler's Top100